19

Нояб

2008

Юрий Антонов: в этом году побью рекорд по гонорарам в новогоднюю ночь 0 1791

Юрий Антонов

Юрий Антонов

22 и 23 ноября Юрий Михайлович даст два сольных концерта в Кремлевском дворце.

Когда заходит речь о том, кто из наших популярных эстрадных артистов при любой перенасыщенности московской афиши, любом экономическом положении в стране, в любой день недели (не только выходной или праздничный) гарантированно соберет аншлаг в крупном столичном зале, едва ли не первым называют Юрия Антонова.

Он считался самым преуспевающим композитором-исполнителем в советские годы, он в сущности сохранил эту позицию и сейчас.

- У ваших кремлевских концертов есть какие-то эксклюзивные мотивы?

- Нет. Это выступления без дат и особых поводов, - рассказывает музыкант "Известиям". - Просто захотелось их устроить - и все. А где еще в Москве популярный эстрадный исполнитель может дать качественный концерт? Только в Кремле. Столице, конечно, нужен новый достойный концертный зал. Хотя, если такой и появится, Кремлевский дворец все равно останется самой престижной площадкой с особым статусом. Выступить там мечтает любой наш артист, хотя зал этот - не легкий. Не потому, что он вмещает около шести тысяч зрителей. Это как раз не столь огромная аудитория для современной поп-музыки. Дело в том, что у него кубатура большая. Его строили совсем не для концертов.
Можно было сыграть в "Олимпийском", но при всей популярности моей музыки она все же достаточно камерная. К стадионам я отношусь настороженно, там тяжело добиться качественного звучания. Не все западные артисты способны это сделать, а уж при наших возможностях - и подавно. У нас фактически полностью отсутствует профессиональная звукорежиссура. А если говорить о "живом" концерте, то и с музыкантами, способными играть такие программы, у нас большая проблема. Мы пошли по пути фонограммного исполнения. Я, конечно, против "фанеры", но не до такой степени, чтобы выбивать у людей, использующих ее, извините, стул из-под одного места. Может, у них так судьба сложилась. Они не умеют петь, но попали в шоу-бизнес. А запросто выйти из него невозможно. Здесь, как в казино, затягивают достаточно легкие деньги. Не требуется прилагать почти никаких усилий. Главное - открывать рот так, чтобы слова совпадали с фонограммой. Даже медведя можно научить. Такие артисты танцуют, вихляют бедрами, кривляются, наряжаются, но дайте им микрофон и попросите спеть - будете хохотать до упаду. Фонограмму используют сегодня, полагаю, 90 процентов наших эстрадных артистов. Хотя для нормального исполнителя самостоятельно петь - в кайф. Это большое удовольствие, а не только работа.
На нашей поп-сцене вы всегда существовали обособленно. И сейчас не участвуете в различных сборных проектах, мало с кем из коллег общаетесь. Вам ничего неинтересно из того, что предлагается?

- Один раз поставь себя вне кланов - так и останешься. Для кого-то такое положение губительно, для кого-то - вроде меня - нет. Оказывается, можно успешно существовать на эстраде и без принадлежности к какому-то артистическому клану. В мире ведь такого нет. Есть конкуренция между крупными компаниями, как и в любом другом бизнесе. Артисты подписывают контракты с различными лейблами и обеспечивают свою жизнь выпуском удачных альбомов. А у нас все наоборот. Никакой индустрии звукозаписи до сих пор не существует. Это какой-то дурдом. Есть лишь ярко выраженная концертная деятельность, которой артисты и зарабатывают. Одни на заработанные средства покупают себе дома, бриллианты, престижные машины, другие - дорогие музыкальные инструменты.

- А вы покупаете и то, и другое?

- Да.

- Потому что вы очень богатый артист?

- Не бедный, скажем так.

- Как вы относитесь к утверждению, что Антонов - самый обеспеченный отечественный маэстро?

- Никогда об этом не думал. Я зарабатываю достаточно много, но и трачу прилично - прежде всего на эксклюзивное музыкальное оборудование. Вот смотрите: в этой комнате у меня 25-30 гитар. Это старые качественные инструменты знаменитых марок, купленные на аукционах, стоимостью по 20-25 тысяч долларов каждый. И не для музея, а для записи в студии и для концертов.

- Никогда не заказывали у какой-нибудь уважаемой фирмы или мастера персональную гитару для себя?

- Нет. Я же не гитарист. Инструменты я покупаю для своих музыкантов. Они не всегда осведомлены в подобных вопросах так, как я. Хочу, чтобы мои музыканты играли на настоящих инструментах, а не на тех дровах, что висят в витринах магазинов.

- Вы, наверное, могли бы собрать себе аккомпанирующий состав из самых известных российских инструменталистов. Но в вашей группе работают люди, сравнительно малоизвестные даже в профессиональной среде...

- Я по натуре достаточно спокойный человек и не хочу лишней головной боли. Не хочу общаться с какими-то музыкальными звездами. Я могу поздороваться с ними, выпить рюмку, но работать вместе - нет. У меня есть свои взгляды на музыку, свои устремления. Я нахожу музыкантов малоизвестных, но весьма профессиональных. Многих сам учу, как надо играть. Не важно, на каком инструменте. Речь ведь не о технике исполнения. Я учу их играть музыку. Они виртуозно бегают пальцами по грифу, а я говорю: зачем мне эти упражнения, сыграйте мелодию. Большинство сыграть мелодию не могут.

- Вы давно не записывали новых альбомов, если не считать пластинки, выпущенной в этом году компанией "Никитин". Которая, впрочем, содержит отнюдь не сегодняшние ваши сочинения...

- Откуда вы знаете, записываю я новые альбомы или нет? Это же процесс домашний, закрытый. Я записываю новые альбомы. Другое дело, что я их не выпускаю, потому что не хочу. А почему не хочу, рассказывать не стану. Когда захочу - выпущу.

- Я слышал почти анекдотичную историю о том, как вы отреагировали на запись "Машиной времени" нового альбома на легендарной лондонской студии Abbey Road. Мол, сначала вы все в пух и прах раскритиковали, а потом стали ненавязчиво интересоваться: а сколько там стоит поработать?

- Ничем подобным я не интересовался и сейчас не скрываю, что музыканты "Машины" сделали там неудачный альбом. Я к ним очень уважительно отношусь. Но считаю, что для того чтобы записать такой альбом, не стоило ехать на Abbey Road. Качество звучания у него не очень... У меня такое ощущение, что иностранцам, работавшим с ними в лондонской студии, было неинтересно записывать данный материал. Не потому что он был плохой, а потому что его предлагали русские. Не забывайте, существует много наций в мире, но русские стоят поперек горла всем. Почему? А посмотрите на географическую карту и все поймете. Потому что русские занимают одну восьмую часть суши и здесь собрана вся таблица Менделеева.

- Именно поэтому вы никогда не поедете записываться за рубеж?

- Не поеду. Лучше приглашу английского или американского звукорежиссера сюда. Это, во-первых, стоит в десятки раз дешевле, а во-вторых, надо начинать качественно записываться дома. У нас уже есть для этого соответствующие условия и техника.

- В вашем новом доме это есть наверняка?

- Да, у меня здесь, в Грибове, скоро будет очень хорошая студия, а прежнюю, в Переделкине, продам.

- Зачем вам такой большой дом, если вы по-прежнему не создаете семью, не имеете детей, живете сравнительно замкнуто?

- Да пусть будет. А вы считаете, что деньги должны лежать в банке? Ты пришел однажды в банк, а тебе говорят: извини, старик, твои деньги сгорели. Сейчас скольких людей коснулся очередной финансовый кризис?! Мне, например, рассказывал Володя Матецкий, что один наш известный артист пострадал на очень крупную сумму, порядка двух миллионов долларов. Я подобного избежал, что лишний раз говорит о моей мудрости.

При этом я не думаю, куда вложить, чтобы заработать. У меня все идет само собой. Бог видит и дает. Кому-то не дает, а мне дает. Кто-то головой о стенку бьется - и ничего. А я не бьюсь, но мне идет. Потому что я правильно себя веду. И всегда так было.

- Этот особняк с высокими колоннами вы создали по собственному проекту?

- Да. Проект мой. И колонны мне нравятся.

- Сколько у вас сейчас примерно выступлений в год?

- Гастролей больших не устраиваю, выступаю от случая к случаю. Много заказных концертов. Думаю, что в этом году я вообще побью рекорд российской эстрады по гонорарам за новогоднюю ночь. Отработаю просто на уровне западной звезды. Уверен, что в истории российского шоу-бизнеса это будет самый высокий гонорар.

- И финансовый кризис не помешает?

- Нет. Все уже решено и оплачено.

- Это тешит самолюбие?

- Конечно. Но коллеги об этом знать не будут. Зачем? Пусть спят спокойно.

- Вы открыли для себя хоть одного артиста на нашей сегодняшней поп-сцене?

- Нет. Мне неинтересно. Там все люди какие-то химически созданные. Даже те, у кого есть вокальные данные и стиль, все - химия. Нет здесь живой музыки и талантливых композиторов.

- А Земфира?

- Она исключение. Но что такое одна новая певица на страну?!

- А вершиной всего вы по-прежнему считаете группу "Иглз"?

- Это мой любимый коллектив. Не потому, что он спел "Отель "Калифорния" и еще какие-то хиты. В нем прежде всего собраны высокопрофессиональные музыканты. Судьба, к счастью, свела их вместе. Эта группа - учебник для музыкантов. Попробуйте сыграть, как "Иглз", и это станет основой для вашего дальнейшего развития.

- У вас осталась еще какая-то связь с родной Белоруссией?

- У меня там живут сестра, ее дети. Какие-то старые друзья там остались.

- А мать вы совсем недавно похоронили...

- Да. Она жила со мной в Москве. Ей было 87 лет. На ее похоронах присутствовало много народу. Считаю, что организовал прощание с ней на очень высоком уровне. Мать этого заслужила.

- Желание написать книгу воспоминаний еще не появилось?

- Я думал об этом, но все время что-то отвлекает. Возможно, после кремлевских концертов возьмусь за книгу. Но писать ее, конечно, буду не сам. Я этого не умею. Зато могу набросать темы...

- Вы недавно выступали на "Легендах Ретро FM" в "Олимпийском", собираетесь спеть там же на "Дискотеке 80-х". Откуда столько энтузиазма?

- Я уважаю радиостанции, которые крутят мою музыку. Я очень положительно отношусь к тем, кто положительно относится ко мне, и негативно к тем, кто меня не любит.
У вас нет близких друзей среди коллег, верно?

- Нет. А зачем? Все мои друзья никакого отношения к музыке не имеют. Но я в приятельских отношениях с "Моральным кодексом". С Мазаем, Владимиром Пресняковым-старшим, Игорем Сарухановым, Вячеславом Малежиком. То есть с людьми моего возраста, прошедшими все сложности жизни, которых у нас было немало. А друзья - это те, с кем ты созваниваешься почти каждый день. У меня есть такие люди. Один - бизнесмен, другой работает в определенных структурах. Близких друзей не бывает много. У меня их человек пять. Достаточно.

- Вы компанейский человек? В вашем доме можно представить какие-то посиделки?

- Бывает. Только не в доме, а на улице. А вот на светские мероприятия я не выбираюсь, поскольку к вечеру устаю, работаю много.

- Какую песню в своем репертуаре вы считаете самой успешной?

- Это невозможно определить. Скажем, в финале концерта я чаще всего исполняю "Поверь в мечту", но это не значит, что она лучшая.

- При создании новых песен на каких текстовиков вы сегодня ориентируетесь?

- Я и сам стараюсь немного сочинять. Весной у меня намечены следующие концерты в Кремле, и там уже прозвучит много нового. Смею вас уверить, это будут сильные песни. И многие из них написаны на мои тексты.

- Какое событие в последнее время вас зацепило?

- Я сейчас стал какой-то не очень впечатлительный. С возрастом приходит рассудительность. Зачем тревожить сердце, оно и так растревожено.

- Напиваться в последнее время хоть раз приходилось?

- Нет. Меня не берет алкоголь почему-то. Могу много выпить - и ничего. Но я это редко делаю. Мне пьяные не очень интересны. У меня в коллективе никто не пьет, это жесткое условие.

- Вы, наверное, начальник-деспот: пить запрещаете, матом кроете...

- Да, ору, ругаюсь, но не всегда и не на всех. Только на лентяев. На людей, профессионально относящихся к своему делу, никогда голос не повышаю.

- Увольняете легко?

- Не очень. Мне всегда жалко людей, сложно с ними расставаться, я к ним привыкаю. Хотя понимаю, что расстаться надо, потому что это вредит делу.

- Готовы вы сейчас кому-то отдавать свои песни?

- Нет особого смысла. Не отдавать, а продавать - это большая разница. Но я не хочу и этого. Занимаюсь самим собой.

- Антонова можно назвать советским Элтоном Джоном?

- Нет. Я просто композитор, исполняющий собственные песни. Даже не певец. Терпеть не могу сравнений. С какой стати я должен быть а-ля Элтон Джон? Я живу в России.

Обсуждение новости

Вы можете быть первым, кто это прокомментирует
Для оповещения о новых комментариях Вам необходимо войти или зарегистрироваться.
Мы в соцсетях
Добавить песню Установить радио на сайт
Хит-парад - Все радиостанции
Новинки - Все радиостанции
Выбор плейлистов для песни
Сохранить
Отменить