27

Авг

2008

Война с Грузией и шоу-бизнес 0 655

Война с Грузией и шоу-бизнес
Казалось бы, какая может быть взаимосвязь между войной и шоу-бизнесом? Разве что концерты проводить там, где рвутся бомбы, невозможно.

Однако война между Россией и Грузией показала, что две страны связаны между собой таким количеством тончайших нитей, что дерни за одну – и остальные болью отзовутся.

Как бы ни относиться к этой войне, кого бы ни считать агрессором, за кем бы ни признавать моральные права, война есть война. Она всегда кого-то объединяет, кого-то ссорит на века.

Теперь в Грузии нет оппозиции, все сплотились вокруг Саакашвили, защищающего независимость своей маленькой страны. Теперь в России по опросам 95 процентов населения поддерживает действия своего президента, защищающего российских миротворцев и южноосетинское население.

В этих плотно сомкнувшихся рядах нет места для интеллигентской рефлексии. Грузинское общество яростно осуждает действия России, российское – яростно осуждает действия Грузии.

А как же артисты?

У них тоже все по-разному. Когда твой народ сплочен вокруг одной идеи, особенно если это идея мести, артист становится уязвим. И вовсе не потому, что потом ему трудно будет ехать в другую страну на гастроли. А потому, что сверхзадача любой популярной музыки – нравиться людям, делать их внутренний мир немного гармоничнее, раскрашивать серые будни яркими красками. Если артист ратует за войну, он не может быть артистом. Он становится кем угодно – политиком, демагогом, гражданином. Только артистом быть перестает.

Грузия – это не только вкуснейшее вино и пикантная кухня. Грузия – это и один из лучших театров мира, театр имени Шота Руставели с режиссером Робертом Стуруа. Это и замечательные артисты оперы и балета, и сильное кино, и еще отменная по профессионализму поп-сцена. Напомню, что на последней «Новой волне» в Юрмале победил грузинский дуэт Georgia, причем победил исключительно за счет своего вокального мастерства.

И что делать артистам?

Ясно и понятно выразился Вахтанг Кикабидзе. Он отказался принимать из рук президента России, оккупировавшей сейчас часть Грузии, орден Дружбы. И отменил праздничный кремлевский концерт в честь его 70-летия. Теперь его 70-летие будет отмечаться только в самой Грузии и еще на Украине.

– Вчера шла масштабная война в Грузии, как я должен орден получать?.. Пока не знаю, как я могу приехать [в Россию], когда здесь такое творится. Очень жаль, конечно, – сказал Кикабидзе радиостанции «Эхо Москвы». – Мне лично сейчас очень плохо. Вчера во время бомбежки был убит очень близкий друг моего внука, журналист. Как я должен петь? А кроме пения, у меня другой работы нет, это моя специальность.

Когда решение Кикабидзе отказаться от ордена осудил другой великий певец – Иосиф Кобзон, то батоно Вахтанг так пояснил свой выбор:

– Пускай Кобзон не переживает: от народных званий я не отказываюсь – я знаю, где народ, а где правительство...

А вот как сформулировал свою позицию в интервью «Новой газете» Олег Басилашвили:

– Я по паспорту русский. Но у меня половина русской крови, а половина – грузинской. Так что в конфликте, который сейчас происходит, я разрываюсь на две части. А вернее – вырабатываю единое мнение… И меня не покидает чувство стыда за нас, за Россию. На каком основании мы вводим туда свои войска? На каком основании бомбим город Гори? Это уже и не Осетия, а Грузия. На каком основании бомбим и обстреливаем грузинские села?.. Что же касается другой моей половины — грузинской, мне стыдно за руководителей Грузии, которые в националистическом порыве не смогли сдержать своих эмоций и рванули на Цхинвали, жертвуя жизнями своих же сограждан… Это чувство стыда меня разъедает. Пройдет время, мы сделаем более серьезные выводы. Сейчас это главное.

Так получается, что почти все грузинские артисты, постоянно живущие в России, за исключением Кикабидзе, высказываются осторожно и обтекаемо.

Вот что говорит Диана Гурцкая:

– Я – грузинка, муж – русский, наш годовалый сын россиянин. У меня две родины — Грузия, где родилась, и Россия, где нашла любовь и счастье. За кого придется воевать моему сыну, когда он вырастет? Может, о детях в первую очередь стоит задуматься политикам?.. Сейчас самое главное – делать и верить. Делать шаги к миру и верить в честь и благородство, в дружбу и любовь. Верить, жить и растить детей для мира и счастья.

Солистка группы «А-Студио» Кэти Топурия в интервью «Жизни» тоже дистанцируется от политики:

– Я переживаю, все переживают. Никто не хочет войны. Мне неприятно, что опять все неспокойно, люди испуганы... К сожалению, я не могу ничего остановить, это дела политиков. У меня у самой родные и близкие в Тбилиси, но там, слава богу, пока все спокойно.

Сосо Павлиашвили видит проблему в присутствии американцев в Грузии:

– В Грузии у меня родители, сестра Мака с семьей, другие родственники. Папа и мама перебрались сейчас из Тбилиси в пригород на дачу. Мой отец работает архитектором, половину Советского Союза построил. Слезы высохли, уже нет сил, но душа плачет! Моя родная сестра Мака отдыхала с детьми и, когда начались бомбежки, чудом выжила. На маршрутке добиралась с детьми в Тбилиси, прошла все боевые точки. У нее двое маленьких детей. В свое время она с семьей бежала из Абхазии (у меня зять из Абхазии). А сейчас кто мог о таком подумать?! Мне одинаково больно из-за того, что страдают осетины, страдают грузины. Осетины – генетически самая близкая нам нация. Нельзя что-то делить через лишения, слезы и кровь простых людей, надо дипломатически договариваться! Мне лично важно, чтобы главнее была Россия в Кавказском регионе. Американцы на моей малой родине мне вообще не нужны, зачем они там?!

Певица Нани Брегвадзе высказывается в «Комсомолке» так:

– Я сейчас в аэропорту в Киеве. Должна лететь в Тбилиси, там все мои родные! Из Москвы самолеты не летают. В номере киевской гостиницы сидела и плакала, столько в жизни не пила валерьянки для успокоения! И не слушаю телевизор, мне плохо от этого! Вся моя семья в Тбилиси – мои дети, внуки, двое правнуков, маленькому два месяца всего! Мой внук – врач, и его в Тбилиси забрали оказывать первую медицинскую помощь людям. Если надо будет, я тоже буду помогать. Кто бы ни был прав. Если со мной что-то случится, ничего страшного. Я себя не жалею. Мне жаль молодежь, ставшую свидетелем такого ужасного момента жизни.

Это те, кто решился высказаться. Многие российские грузины вовсе отказываются комментировать происходящее. Отказывается от каких-либо комментариев Валерий Меладзе, потому что «артисту будет больно видеть его имя рядом с каким-либо упоминанием о войне». Отказывается Иракли, потому что «опасается, что его слова могут быть неправильно интерпретированы». Танцор Николай Цискаридзе ссылается на «слишком большую занятость».

Представим себе, что тот же Валерий Меладзе скажет прямо: я против оккупации Россией грузинской земли. Что с ним будет?

Ожесточение в российском обществе из-за зомбирования теленовостями настолько велико, что очень многие чуть ли не атомную бомбу призывают сбросить на Тбилиси. То есть во имя защиты мирного населения Южной Осетии надо уничтожить все мирное население Грузии. Телепропаганда превратила людей в зомбированных кровожадных нелюдей.

Артист не может оправдывать ни одну войну.

Хотя группа «Алиса» смогла высказаться вполне определенно:

– Группа «Алиса» полностью поддерживает действия России по восстановлению мира в Южной Осетии. Мы выражаем соболезнования всем пострадавшим в конфликте, развязанном США и их марионетками на Кавказе, и надеемся на скорейшее окончание кровопролития. Мы вместе!

Обсуждение новости

Вы можете быть первым, кто это прокомментирует
Для оповещения о новых комментариях Вам необходимо войти или зарегистрироваться.
Мы в соцсетях
Добавить песню Установить радио на сайт
Хит-парад - Все радиостанции
Новинки - Все радиостанции
Выбор плейлистов для песни
Сохранить
Отменить