14

Янв

2009

В Москву приезжает знаменитый арабо-израильский оркестр "Западно-Восточный Диван" 0 1411

В Москву приезжает знаменитый арабо-израильский оркестр Западно-Восточный Диван
В оркестре Даниэля Баренбойма арабы и евреи играют в унисон.

Интернациональный молодежный оркестр известного дирижера и пианиста Даниэля Баренбойма "Западно-Восточный Диван" выступит в Большом зале Консерватории 15 января. Концерт организован культурным фондом "Музыкальный Олимп" и Московской филармонией. В программе прозвучат Симфония N 4 Брамса, Концерт N 7 для трех фортепиано с оркестром Моцарта и Вариации для оркестра Шенберга.

В наступившем году главному музыкальному проекту Даниэля Баренбойма - оркестру "Западно-Восточный Диван" (West-Eastern Divan Orchestra), объединившему за пультами арабских и израильских музыкантов, исполняется десять лет. Созданный в 1999 году знаменитым израильским маэстро и его другом - писателем палестинского происхождения Эдвардом Саидом, коллектив новой "над-музыкальной" формации имел своей целью показать путь к диалогу и возможность мирного сосуществования враждующих наций - в первую очередь Израиля и Палестины. Каждый год "Западно-Восточный Диван" продвигал свое важное дело - музыкальное созидание "мира", выступая с концертами в городах Ближнего Востока, Латинской Америки, Европы, Африки и на крупнейших сценах (Берлинской филармонии, Ла Скала, Карнеги-Холла, парижского зала "Плейель", лондонского Альберт-Холла, Зальцбурга, посвятившего на летнем фестивале в 2007 году отдельную программу "Западно-Восточному Дивану", и т. д.). И все эти десять лет идеализм Баренбойма и музыкантов, собравшихся в оркестре и верящих в то, что искусство спасет мир, подвергался испытаниям на прочность: достигал победительного апогея в акциях, подобных грандиозному концерту в Рамалле (столице Палестинской автономии) в 2002 году или, наоборот, "ретировался" в ситуациях, когда из-за опасной обстановки на Ближнем Востоке приходилось отменять концерты оркестра - как недавно в столице Иордании Аммане. Сам маэстро, пропагандирующий "Диваном" опыт "арабо-израильской гармонии", стал за последние годы одной из самых скандальных политических персон в Израиле - особенно после того, как в 2002 году согласился принять гражданство "палестинского государства". В наступившем году, отмечая десятилетний юбилей "Западно-Восточного Дивана", он запланировал большие гастроли в два тура (в январе и в августе), маршрут которых охватывал Доху (Катар), Москву, Вену, Милан, Севилью, Зальцбург и Лондон. В преддверии приезда маэстро с "Западно-Восточным Диваном" в Москву Даниэль Баренбойм дал интервью "Российской газете", которое состоялось за несколько часов до того, как Израиль развернул в секторе Газа военную операцию.

Российская газета: Вы впервые за десять лет решили привезти "Западно-Восточный Диван" в Россию, которая по своим территориальным и политическим параметрам, казалось бы, идеально вписывается в концепт западно-восточного диалога культур?

Даниэль Баренбойм: Так случилось потому, что мы с музыкантами оркестра обычно собирались и выступали вместе в летнее время. А летом было множество причин, по которым невозможно было приехать в Москву. Но в канун десятилетия нашего оркестра мы организовали концертный тур в январе, в ходе которого запланировали посетить столицу арабского эмирата Катар - город Доху, потом Москву, Вену и завершить гастроли на сцене театра Ла Скала в Милане.

РГ: Считаете ли вы, что ваш оркестр отражает новый концепт искусства, вынужденного в современном мире осознавать себя не только на территории эстетики, но и в контексте политики? Считаете ли вы реалистичным взаимодействие музыки с политикой?

Баренбойм: Музыка не близка политике. Но музыка содержит в себе все, что происходит с человечеством. Вы можете ощущать необходимость музыки в двух случаях: или когда хотите забыть о существовании мира, или, наоборот, когда хотите понять мир. Когда вы играете в оркестре, вы уже находитесь на пути разума. Что вы делаете? С одной стороны - раскрываете максимально свой талант, свою личность, но одновременно вы ощущаете себя в коллективе, должны постоянно слышать, что играют другие. Это урок жизни. Представьте, если бы все человечество и все политики поступали бы именно так: максимально выражали себя и одновременно прислушивались к другим точкам зрения.

В ситуации палестино-израильского конфликта надо прежде всего понимать, что это не политический конфликт, подобный тем, которых сотни и тысячи случались в истории. Политический конфликт - это противоборство двух наций, которые спорят. Такие конфликты решаются дипломатическим или военным путем. Но наш конфликт заключается в том, что две стороны глубоко убеждены, что именно они имеют право жить на этом куске земли. И его нельзя решить ни дипломатическим, ни военным путем - это одна земля. Поэтому для решения данного противостояния требуется признание воли и разума всех сторон. В этом смысле "Западно-Восточный Диван" является очень важным примером - это оркестр мира. Он показывает, каков путь к миру, и сам является моделью того, к чему можно прийти, если реальная жизнь на земле будет соответствовать практике оркестра, где каждый музыкант является частью коллектива и каждый инструмент имеет свой голос.

РГ: Когда вы видите в своем оркестре арабов и израильтян, совместно играющих музыку Моцарта или Бетховена, вы испытываете в большей степени музыкантское или гражданское удовлетворение?

Баренбойм: Арабы и израильтяне играют вместе в моем оркестре, и они помогают друг другу, усиливают друг друга. Они общаются, репетируют, выступают, между ними завязывается дружба, любовные истории. И я очень счастлив, что это происходит, потому что убежден: военного решения израильско-палестинского конфликта нет. Когда я вижу, как в моем оркестре арабы и евреи стараются играть в унисон, я верю, что настанет время, когда они все - не только музыканты - смогут в реальной жизни относиться друг к другу также.

РГ: Не секрет, что выступления вашего оркестра воспринимаются в Израиле неоднозначно, и некоторые относятся к ним как к провокациям?

Баренбойм: Мы не можем сегодня играть в некоторых странах, которые представлены в нашем оркестре, - в Израиле, в Сирии. В Палестине возникают сложности с нашими выступлениями. Но в то же время в Израиле есть много людей, которые относятся благосклонно к нашему оркестру. Думаю, все зависит от внутренней ориентации, настроенности людей. Как, в общем, во всех жизненных вещах.

РГ: Насколько рискуют музыканты оркестра? Известно, что вам не раз приходилось отменять выступления из-за нестабильной обстановки в том или ином регионе. Обеспечивается ли музыкантам адекватная охрана?

Баренбойм: Это как раз одна из моих главных забот - безопасность музыкантов. Безусловно, есть люди, которые могут выражать агрессию против нас. Но мои музыканты, если хотите, пионеры в мире нового мышления. Они имеют совершенно разные представления о жизни, воспринятые от семьи, от друзей или от общества. Но они - творческие люди, и то, что они пришли в оркестр, есть проявление их большой личной храбрости.

РГ: Возникают ли у них проблемы, когда заканчиваются ваши оркестровые сессии и туры и музыканты возвращаются к себе домой?

Баренбойм: Их очень часто критикуют друзья и члены семьи, но они не боятся критики. Для всех, кто пришел в наш проект, ситуация меняется: появляется новый взгляд на вещи, новые чувства, другой угол осмысления.

РГ: Как вы отбираете музыкантов в оркестр?

Баренбойм: Каждый год мы проводим прослушивание в Бейруте, Дамаске, Аммане, Каире, в Тель-Авиве.

РГ: Как сегодня, спустя десять лет, вы оцениваете профессиональный уровень оркестра? Достиг ли "Западно-Восточный Диван", на ваш взгляд, стилистической зрелости?

Баренбойм: Когда мы только начинали в 1999 году, многие музыканты сели в оркестр впервые в своей жизни, а некоторые и не слышали прежде, как играет "вживую" оркестр. Сегодня, спустя 10 лет, мы уже исполняем одного из труднейших европейских композиторов Арнольда Шенберга. Это стало возможным, поскольку в нашем проекте с молодыми музыкантами, приходящими в оркестр, сразу начинают заниматься коучи из берлинской Штатскапеллы, отрабатывая с ними все стилистические и исполнительские детали. И, когда мы собираемся каждый год вместе, я слышу, как они играют все лучше и лучше. Это и дает мне возможность говорить о прогрессе оркестра.

РГ: В Москве с "Западно-Восточным Диваном" вы сыграете программу из музыки Моцарта, Брамса, Шенберга. Но в репертуаре оркестра есть и симфонии Чайковского, которые вы исполняли во многих странах. Какие у вас предпочтения в русском репертуаре?

Баренбойм: Я очень сильно люблю музыку Чайковского, Римского-Корсакова, а больше всего - "Бориса Годунова" Мусоргского. Но в театре я не так уж много дирижировал русскими операми: это "Евгений Онегин", "Пиковая дама" и "Борис Годунов". Конечно, я люблю музыку Игоря Стравинского, и еще одно очень важное имя для меня - Галина Уствольская. Она замечательный композитор, к сожалению, пока мало известная. С "Западно-Восточным Диваном" из русской музыки мы играли 5-ю и 6-ю симфонии Чайковского. Я думаю, нам надо сыграть "Шехеразаду" Римского-Корсакова. Это будет совершенно в духе нашего оркестра. В московской же программе мы планируем сыграть Концерт для трех фортепиано с оркестром Моцарта.

РГ: Исполняя этот концерт в программах "Западно-Восточного Дивана", вы обычно присоединяетесь в качестве пианиста к солистам из Израиля и Палестины, превращая музыку Моцарта в символическую акцию?

Баренбойм: Да, это так. Но и сама идея нашего оркестра также является символом.

РГ: Какая идея для вас, как для дирижера, актуальна сегодня в проекте "Западно-Восточного Дивана"?

Баренбойм: Я мечтаю о том, чтобы мы могли играть во всех странах, представленных в оркестре: это Испания, Турция, Израиль, Ливан, Сирия, Иран, Иордания, Египет, Палестина. Мы хотели бы выступать в Тель-Авиве, Дамаске, Тегеране, Каире - там, где сегодня у нас нет такой возможности. Вот тогда наш оркестр и достигнет полного раскрытия своего творческого и символического потенциала.

 

Даниэль Баренбойм отменил выступления оркестра в Катаре 10 января из-за событий в секторе Газа и вместо этого дал два концерта 12 января в берлинской Штаатсопер, билеты на которые публика раскупила за 24 часа.

В первые же дни войны 29 декабря он выступил перед журналистами в Австрии, где в тот момент репетировал с Венским филармоническим оркестром программу знаменитого Новогоднего концерта в Вене, ежегодно транслирующегося из зала Мюзикферайн на страны Европы и других континентов. "У меня есть только три пожелания на предстоящий год, - сказал Баренбойм. - Первое - чтобы правительство Израиля осознало раз и навсегда, что ближневосточный конфликт не может быть решен военным путем. Второе - чтобы ХАМАС понимали: их интересы не могут быть реализованы путем насилия. Третье - мир должен признать тот факт, что данный конфликт отличается от любого другого в человеческой истории: он уникален, потому что оба народа имеют право жить на этой территории. Поэтому ни дипломатия, ни военные действия не могут решить этот конфликт.

Последние события очень тревожны для меня как в общечеловеческом, так и в политическом смысле. И хотя совершенно очевидно, что Израиль имеет право защищать себя, что он не может и не должен терпеть ракетные нападения на своих граждан, тем не менее неустанные и жестокие обстрелы сектора Газа со стороны израильской армии поднимают несколько важных вопросов. Первый: имеет ли израильское правительство право делать всех палестинцев виновными за действия ХАМАСа, и почему все население Газы должно нести ответственность за грехи террористической организации?

Мы, еврейский народ, должны знать и чувствовать еще более остро, чем другие, что убийство ни в чем не повинных гражданских лиц является бесчеловечным и неприемлемым. Израильские военные очень малоубедительно утверждают, что сектор Газа настолько перенаселен, что избежать гибели гражданских лиц во время операций невозможно. Тогда возникает следующий вопрос: если жертвы среди гражданского населения неизбежны, что тогда является целью бомбардировки? Если целью операции является уничтожение ХАМАСа, то достижима ли реально эта цель? Если нет, тогда это нападение является не только жестоким и варварским, но и совершенно бессмысленным...

Я продолжаю отстаивать свое убеждение, что единственный жизнеспособный план безопасности Израиля состоит в том, чтобы добиться согласия со всеми нашими соседями... Я хочу, чтобы к тем, кто принимает в Израиле решения, вернулась мудрость Соломона, чтобы они поняли: и палестинцы, и израильтяне имеют равные права".

Обсуждение новости

Вы можете быть первым, кто это прокомментирует
Для оповещения о новых комментариях Вам необходимо войти или зарегистрироваться.
Мы в соцсетях
Добавить песню Установить радио на сайт
Хит-парад - Все радиостанции
Новинки - Все радиостанции
Выбор плейлистов для песни
Сохранить
Отменить